Подписаться

Имя:

Почта:



Берт Хеллингер. Из книги "Успех в жизни, успех в работе"

 

Success in life and business - обложкаИз книги Bert Hellinger "Success in Life, Success in Business", Hellinger publications, 2009.


Книга Берта Хеллингера "Success in Life, Success in Business" представляет собою первую часть трилогии Хеллингера, посвященной его философии и подходу к вопросам профессии, бизнеса и успеха. Книга вышла сразу на английском языке. Текст для перевода взят с сайта организаторов несостоявшихся в феврале и апреле 2010 года семинаров Берта Хеллингера в США и Канаде. Эти тексты не полностью совпадают с оригиналом книги. Перевод с английского - Владимир Рокитянский, 2010.

 


Использование материалов данного сайта разрешается только в некоммерческих целях, с обязательным указанием авторов, редакторов, переводчиков и активной ссылкой на www.constellations.ru.


 

Берт Хеллингер. "Успех в жизни, Успех в работе"


Наше место

О месте есть смысл говорить только как об одном из мест наряду с другими. Сам по себе никто из нас не имеет места. Мы занимаем место рядом с другими людьми. А еще мы оспариваем друг у друга права на определенное место и в то же время зависим от людей, занимающих свои места. Как иначе мы можем войти в контакт с ними, брать у них и давать им?

Таким образом, один из аспектов обмена состоит в том, что другие занимают свои места, держатся за них и даже хотят увеличить их; это значит также, что между нами возникает соперничество, делающее связи между нами более тесными.

В конечном счете, это - соперничество за лучшие места, за место, оптимальное для нашего выживания. И на самом деле, даже если мы не хотим того признавать, борьба за место есть вопрос жизни и смерти.

Жизнь продолжается, потому что какая-то из индивидуальных жизней освобождает место и делает это с необходимостью. Место, на котором мы хотели бы утвердиться, и есть наше действительное место в жизни. У нас есть жизнь до тех пор, пока у нас есть место, которым мы располагаем как своим. Попытавшись занять место другого, мы посягнули бы на фундамент его существования. Когда мы сокращаем место, занимаемое другим, вступая в его пределы, мы сокращаем его жизнь и вторгаемся в нее.

Успешные отношения зависят от того, делим ли мы наше место с кем-то, от того, взаимно ли это отношение. Мы делим свое место с ними, а они делят свои места с нами. Хотя каждый отдает часть своего места, он приобретает взамен часть места другого. Вместе мы занимаем большее место. Наше индивидуальное место возрастает за счет места, которое мы занимаем вместе.

Если говорить об отношениях, то с местом связан ряд моментов. Нам приходится занимать свое место и быть готовыми защищать его, и в то же время мы нуждаемся в том, чтобы занять большее место, разделяемое с другими, которое мы тоже готовы защищать. Так что возникает более широкая граница этого разделяемого с другими места, а вне этой границы нам опять-таки приходится вступать в отношения с другими людьми и с общим для них, более обширным местом.

Все живое, все, чему свойственно двигаться к успеху, стремится расширять свои границы. Но если речь идет о человеческих отношениях, успех означает, что мы расширяем наши границы вместе с другими. Вместе со многими другими мы имеем наибольшие возможности надежной защиты нашего места. Это означает выход за пределы нашего личного выживания; речь идет о жизни и выживании многих, о полной и богатой жизни и успехе для всех.

<< наверх


Изменение

Мы можем менять места, можем, к примеру, дать чему-то новое место внутри большего целого. Вне себя мы, например, можем сменить окружающую нас мебель, поскольку новая лучше смотрится, лучше располагается в пространстве квартиры или больше отвечает нашим нуждам.

Изменение может также означать, что мы перестраиваемся внутри себя, приноровляемся к чему-то новому. Мы можем перестраиваться, чтобы лучше отвечать новым вызовам или для достижения новых целей и, соответственно, для движения в новом направлении.

Такое изменение улучшает нас в том или ином отношении. В этом отношении мы становимся более приспособленными к новой ситуации, лучше оснащенными для конкуренции, овладеваем лучшей стартовой позицией для себя и своего предприятия, повышаем свои шансы на лучшее будущее.

В этом смысле жизнь постоянно меняется, перестраивается, постоянно реагирует на новые обстоятельства, приспосабливаясь к ним.

Иначе обстоит дело с нашими, глубоко в нас залегающими убеждениями, образующими, например, особый моральный кодекс или с разделяемыми нами убеждениями относительно того, что хорошо или плохо, допустимо или недопустимо, желательно или сомнительно.

Эти глубокие, часто неоспоримые, убеждения связаны с принадлежностью. Здесь я спрашиваю себя: как мне нужно вести себя, чтобы обеспечить мою принадлежность к важной для меня, для моего выживания, группе? Какие мнения я должен разделять с другими членами группы, какие убеждения, какие нормы приватного или публичного поведения? Что я могу делать, не рискуя быть исключенным, что я должен делать, чтобы оставаться членом группы?

Нередко мы оказываемся захваченными убеждениями и ожиданиями групп, во вред многим, включая нас самих. Это может привести, например, к войне. Войны бывают, разумеется, и в сфере бизнеса, как ограниченные по масштабам, так и глобальные.

Здесь перестройка себя требует духовного усилия и становится духовным достижением, даже достижением высочайшего уровня, таким, от которого зависят успех или поражение для многих.

Как осилить такой внутренний поворот? Для этого требуется новое, творческое прозрение и смелость следовать ему, даже перед лицом значительных внутренних и внешних препятствий.

В чем во многих случаях состоит такая фундаментальная переориентация предприятия? В том, чтобы пересмотреть фокус внимания, поставив несколько фундаментальных вопросов: кому в первую очередь предприятие служит? Удовлетворяет ли оно нуждам того, кому служит, улучшает ли своим служением его ситуацию? Помогают ли людям продукция этого предприятия, проводимые им исследования и разработки? Нацелены ли они в первую очередь на поддержание жизни и удовлетворение основных потребностей многих людей? Или продукция этого предприятия наносит ущерб благополучию людей, являясь, например, опасной для жизни; это относится и к распространяемой им рекламе? Какую роль в этом бизнесе играют деньги? А прибыль? Кто получает финансовую выгоду? Служат ли деньги жизни; остаются ли они у тех, кто затрачивает усилия?

Решающая переориентация в этих отношениях также коренится в нашей собственной жизни - где мы даем и где мы берем? Сумели ли мы взять то, что существенно для нашей жизни, тогда, когда оно было первоначально дано нам? В достаточной ли мере это было взято, чтобы мы могли щедро передавать его дальше?

Здесь, в истоке, задаются параметры для всех наших начинаний, для того, чтобы давать и брать, и для длительного успеха.

Эта установка не нуждается в изменениях. Здесь все в порядке. Берет прежде всего любовь, а она, обогащаясь тем, что берет, служит жизни и ее основаниям всеми своими силами, на протяжении всего времени своей жизни.

<< наверх


Собранность

В том, что касается успеха, «собранность» означает: все энергии остаются собранными, направленными к цели, которую мы хотим достичь. Мы не позволяем побочным вещам тормозить или отвлекать нас. Успех достигается сосредоточенным усилием в направлении того, что существенно.

В этом смысле, мы сосредоточиваем наши собственные ресурсы, а также ресурсы наших сотрудников и тех партнеров, которых мы привлекли к участию в нашем деле. Мы сосредоточиваем нашу силу и умения, и направляем всё это к избранной цели.

Сосредоточение сил приносит радость. Успех становится заметным в тех шагах, которые мы делаем, и побуждает нас к дальнейшему движению. При такой собранности работа движется споро, даже если она кажется трудной.

Поскольку, однако, речь идет о нашем проекте и нашем успехе, нам нужно вести всех других за собой. Это значит, что никто не должен опережать нас, все должны следовать за нами. Мы ведем, они следуют. В отсутствии лидера, в отсутствии собранного в одних руках руководства, индивидуальные энергии рассеиваются и движутся своими путями, так что общая цель теряется из виду. Это вызывает торможение; вместо того, чтобы стремиться к общей цели, каждый заботится о своём. Собранное руководство должно быть, поэтому, строгим. К участию допускаются лишь те, кто движется вместе с другими.

Такова другая сторона собранности. Она отделяет пшеницу от терний. В строю остаются только те, кто шагает вместе.

Те, кто готов вместе с нами полностью сосредоточиться на достижении цели, кто отдает этому всю свою собранную волю, и сами будут успешны. Они растут вместе со своими задачами и часто перерастают самих себя. Они приобретают уважение людей, они видят, что многие их ценят и ищут контакта с ними. Они занимают ведущие позиции и собирают вокруг себя других, тех, кого они ведут за собой.

Собравшись, мы смотрим вперед, только вперед. В этом смысле собранность освобождает нас. Она освобождает нас для того, что впереди, так что ничто из прошлого не вынуждает нас смотреть назад.

Всякое творческое предприятие полностью сосредоточено на успехе. За счет собранности оно побеждает всё, что лишь ожидает успеха вместо того, чтобы добиваться его.

Собирание начинается в духе. Бодрствующий дух многое видит единовременно и мгновенно схватывает то, что будет важно следующим.

При собранности собирание приостанавливается, когда многое начинает дрейфовать, уклоняясь в разных направлениях. Не отслеживая этого, собирание ждет, пока этот дрейф не истощится, и тогда возвращается на свой путь. В той мере, в какой рассеянные энергии стремятся вернуться, оно собирает их, чтобы вновь направить к ясно понимаемой цели. И вновь, не оглядываясь, оно продолжает свое движение.

Если мы держим путь к цели, сулящей нам нечто драгоценное, она начинает нас к себе притягивать. Но такой силой притяжения обладает лишь цель, служащая жизням многих. Такая цель, собранная, сама идет к нам.

Когда она таким образом притягивает нас, так что мы ощущаем себя собираемыми в своих движениях к ней, мы осознаем себя пребывающими в согласии с силами, служащими этой цели. И в то же самое время мы ощущаем себя собираемыми в направлении к чему-то, эту цель превышающему. Оттуда мы черпаем главную силу, творческую силу. Она притягивает и влечет нас, влечет вперед, сообщая нам успешное движение, исполненное мощи, жизни и энергии, с радостью и дерзновением в сердце, с чувством реализованности и счастья.

<< наверх


В согласии со временем

Время бежит, но оно поспешает равномерно, спокойно. У него всегда есть время, достаточно времени. И у нас есть время, если мы движемся в согласии с временем.

Почему мы спешим? Потому что полагаем, что наше время ограничено. По той же причине мы торопим других.

Что при этом происходит? Время убегает от них и от нас.

Успех приходит со временем и уходит со временем. С каким временем?

Со временем, у которого есть время. Все, что растет изнутри, располагает временем. Нет ничего более успешного, чем то, что растет и чему предоставлена возможность расти. Его успех предначертан и непременно придет в свое время. Иногда вмешиваются внешние силы и рушат его успех, подобно разрушительной буре. Это значит, что время истекло, иногда это к лучшему. Это значит, что есть нечто другое, чему в его срок пришло время.

Наш успех подчиняется законам времени. Как время, он движется вперед. Как успех, он длится. Как времени со временем становится больше, так это происходит и с успехом. Не бывает времени, которое смотрело бы вспять. Мы можем смотреть вспять, но не время. Оно всегда приходит обновленным.

Что мы делаем, когда время «поджимает»? Вопрос в том, что в этом случае поджимает? Не нечто ли иное? Или это мы думаем, что время работает против нас и что оно может покинуть нас, лишить нас себя, если мы не удержим его? Но время, которое поджимает, редко оказывается правильным временем. И в конечном счете, это всегда лишь предварительное время.

Особенно замедляется время, если мы спешим. Полное время неспешно. Оно размеренно и осмотрительно.

Иногда мы говорим: время - деньги. Какого рода деньги? Мы говорим и действуем в соответствии с принципом: «Чем меньше времени, чем короче время, тем больше прибыль. Таким образом, вместе с финансовой прибылью мы приобретаем и больше времени».

Мы не хотим упустить возможность сэкономить время. Вопрос в том, получаем ли мы при этом больше места в нашем времени? Ощущаем ли мы при этом время как более долгое или более краткое? Или же мы ощущаем это «большее время» как столь заполненное, что начинаем мечтать о времени досуга, о припоминаемом времени?

Во времени нашей памяти бег прекращается, поскольку здесь мы в творящем времени. Здесь мы у себя дома, независимо от того, как и насколько торопят нас другие или мы торопим других.

В воспоминании время на какое-то время останавливается. И все же оно продолжает двигаться. Это другое движение, которое уносит нас в открытое, покойное время, в нечто, что содержит в себе всё время мира.

Поджимающее время пробегает мимо нас. Оно как приходит, так и уходит; от него ничего не остается.

И все же изменение и постоянство неразлучны, и столь же неразлучны спешка и неторопливость. Мы медлим в воспоминании, даже если склонны торопить и торопиться - каждому своё время.

Медлит ли и наш успех? Наш успех кончается, когда мы почиваем на лаврах. Он требует движения вперед, собранного, вперед в согласии с временем, вперед в служении, вперед в росте, вперед в согласии с тем, что постоянно, вперед в уверенности, заодно с тем, что вечно ново, что больше времени.

<< наверх


Приобретать, позволяя быть

Позволение быть означает здесь: мы позволяем вещам двигаться какое-то время своим путем, так, как они движутся сами по себе. Мы не вмешиваемся до тех пор, пока не станет ясно, каким путем они движутся.

Если они движутся от нас, когда мы не пытаемся их куда-либо направить, мы отпускаем их. Это значит, что мы даем им идти своим путем. Давая им двигаться своим путем, мы освобождаем себя для чего-то другого.

Чем больше мы отпускаем вещей, которые обременяют нас, а не помогают нам, тем больше мы становимся свободными для того, что поистине имеет значение. Извне это может казаться утратой, но по большому счету это оказывается приобретением и для нас, и для других.

Как можно узнать, что нечто стремится покинуть нас?

1. Это беспокоит нас. Мы не знаем, как обращаться с ним. Нагромождаются все новые и новые препятствия, с разных сторон показывающие нам, что, в конечном счете, для взаимно благоприятных отношений между этим проектом и нами нет никаких шансов.

2. Нас больше не радует этот проект. Думая о нем, мы чувствуем тяжесть в груди или на плечах; он вызывает в нас подавленность, а не подъем.

3. Когда мы представляем себе избавление от этого проекта, у нас вырывается вздох облегчения, и мы ощущаем, как к нам возвращаются уверенность в себе и оптимизм, вместе с нашими силами.

Наши отношения с проектом - такие же, как бывают с человеком, такие, как если бы у него были душа, цели и сроки, как если бы проект был живым существом, рождающимся, созревающим, стареющим и умирающим. В конечном счете, в свое время, он освобождает место и время чему-то другому, новому.

Вот еще одно соображение. Добавляет ли что-нибудь этот проект к тому, что уже существует, или он, в конечном счете, что-либо отнимает? Служит ли он тому, что уже было, так что то, что было прежде, не терпит из-за него урон, а благодаря ему радуется и возрастает? Или же прежнее вынуждено служить новому проекту, претерпевая ущерб от нового? Или существующий проект, за счет отказа от того, что казалось соблазнительным, получает доступ к чему-то другому, более с ним гармонирующему, такому, что позволяет ему расти, а не ощущается как бремя?

Еще один вопрос: как реагирует на новый проект наше окружение? Вызовет ли новый проект благоприятное к себе отношение? Встроится ли он в наше окружение и будет ли способствовать его развитию?

Как и повсюду в нашей жизни, важно также, чтобы мы были в согласии с движением, которое служит сразу многим, которое сводит воедино многих и многое, чтобы в результате такого взаимодействия выигрывали все.

Таким образом, истинный вопрос таков: служит ли проект жизням многих с любовью?

<< наверх


Предрассудки - застывшие образы

Когда мы оцениваем дело или человека, или группу и ее продукт, хорошо их не зная, мы говорим о предрассудке. В большинстве случаев предрассудок означает низкую оценку чего-то или кого-то в отсутствии знания предмета или ситуации.

Каковы последствия такого предрассудка? Мы создаем границы для себя и для других. Они действуют в обоих направлениях - не впускают других внутрь и не выпускают нас вовне. предрассудок не дает шанса ни им, ни нам.

Точнее, такое предрассудок действует как приговор. Мы ставим себя на место судей над другими и над тем, что они могут предложить, - а иногда и выступаем в качестве исполнителей приговора.

А когда мы сами становимся жертвами предрассудков, как мы обходимся с ними? Можем ли мы открыть кому-то глаза, добиться, чтобы они изменили свое мнение и отказались от своего приговора? Вопрос в том, почему мы хотим убедить кого-то в прямо противоположном.

Большинство предрассудков возникает между родителями и детьми. Сначала у родителей имеются предрассудки в отношении детей, позднее у детей появляются предрассудки в отношении родителей. Они мало знают друг о друге и своими предрассудками создают между собой отчуждение. Иногда они даже пытаются, часто подсознательно, соответствовать предрассудкам, задним числом их оправдывая.

Действию каких сил оказываются при этом открыты обе стороны? Сила предрассудка окутана тайной. Никто не может одолеть силу этих предрассудков - ни те, кто выносит приговоры, ни те, кому они выносятся. Эти предрассудки обнаруживают гибкость и изощренность. Они осуществляют то, чего хотели достичь или боялись достичь, но в той лишь мере, в какой это принимается адресатом. Странным образом, подчинение предрассудкам возникает тогда, когда адресат борется против них. Вместо того, чтобы победить их, он их питает. Вопрос: как мы можем успешно их избегать?

Будучи порождением страха, предрассудок есть враг нового. Предрассудком мы отгораживаемся от нового, от всякого нового вызова, в себе и других.

Вот основные утверждения, выступающие в качестве предрассудков:

Номер один. «Это невозможно».
Номер два: «Этого нельзя».
Номер три: «Нельзя быть другим».
Номер четыре: «Это опасно».
Номер пять: «Ты не прав».
Номер шесть: «Здесь ничто не подлежит изменению».

Я мог бы продолжить список утверждений, диктуемых предубеждениями, но все они служат одной и той же цели: они связывают других по рукам и ногам.

Вопрос: А правда ли, что это наши предрассудки? Или мы держимся их, поскольку их держались те, кто жил до нас? Не обстоит ли дело таким образом, что своими предрассудками мы транслируем предрассудки других людей, отыскивая новые жертвы?

Если это так, то какие предрассудки, какие застывшие во времени образы оказывают действие на бизнес и людей в бизнесе? Как можно их одолеть? Откуда приходят эти предрассудки? Из каких тайных источников и образов черпают они свою силу?

Древний образ, все еще действенный в них, это образ господ и рабов. Его отголоски до сих пор звучат во многих индустриальных конфликтах, но не господа, а рабы держат в руках бич. Они ведут себя так, будто правы сейчас они, а господа не правы.

Поскольку этот древний образ продолжает жить, его отголоски усваиваются и предпринимателями. Они пытаются защититься от него. Делают они это посредством сверхмеханизации и других методов, делающих их более независимыми от сотрудников.

Разумеется, я преувеличиваю. Я всего лишь хочу высветить скрытые измерения многих трудовых конфликтов, чтобы решать их быстрее и, возможно, по-другому. Я знаю, что существует много примеров противоположного подхода, когда обе стороны действуют сообща в поиске оптимального решения для всех.

Для наших целей я могу оставить без рассмотрения глобальные последствия влияния этого древнего предрассудка, хотя особенно отчетливо они проявляются именно в глобальной перспективе, где мы видим, с какой невероятной силой скрыто действует этот предрассудок. Мы можем это наблюдать в коммунизме и в странах, где он захватил власть. Но также и в крайностях капитализма, которые оправдывают древний предрассудок, вновь и вновь многообразно его подпитывая.

Итак, подобно паре вступающих в брак людей, которые выходят в путь, оставляя позади семьи, в которых выросли, и идут навстречу друг к другу, пока не встретятся на полпути, предприниматели и их работники оставляют позади старый образ господина и раба и идут навстречу друг другу как равные, пока не встретятся посредине. Они смотрят друг на друга с взаимным уважением и с уважением к задачам каждого и к их важности, и потом встают рядом, плечом к плечу. И вместе смотрят на третье, которому все они служат, каждый своим особым образом, поскольку третье осуществится лишь тогда, когда каждый внесет свой вклад, бок о бок с другими и сообща с ними, так что все зависят друг от друга в достижении общего успеха. То же самое и в отношении пары супругов, которые перестают быть сосредоточенными исключительно друг на друге; они теперь вместе смотрят на третьего, которому они в конечном счете служат, на их общее дитяк о бок с другими и сообща с ними, так что встают плечом к плечу.

Здесь же, в случае предпринимателя и работников, то третье, которому все они служат, то третье, которое осуществится, когда обе стороны внесут каждая свой вклад, есть предприятие и его продукт, а в более широком смысле - те потребители, которые таким образом обслуживаются.

Что именно значит работать сообща? Имея общую цель, обе стороны могут совместными усилиями решить, как они могут способствовать достижению успеха. Более того, обе стороны берут на себя ответственность и за успех каждого в своей области; обе стороны делят как доход, так и риск. Но это означает, что когда предприятие испытывает трудности, обе стороны принимают на себя убытки. Только таким образом они действительно становятся сообществом судьбы.

Для меня это означает и нечто большее. Когда бизнес переживает трудности, предприниматели в качестве своего вклада привлекают и свои личные средства. Они готовы идти на сокращение своих личных доходов и ухудшение условий жизни, точно так же, как ожидают этого от своих работников. Так называемое личное состояние, образующее большую часть дохода от бизнеса, когда он успешен, служит бизнесу во времена трудностей и убытков, помогая ему встать на ноги.

Как я уже сказал, с одной стороны, это всего лишь образы, но это могущественные образы, образы будущего. Они уже были реализованы во многих местах и многими способами, особенно на малых предприятиях, где успеху способствует солидарность всех участников, на человеческом уровне и на уровне общей ответственности за целое.

Но даже и в больших масштабах этот другой образ может, в конечном счете, оказать воздействие на разные стороны, участвующие в производственной деятельности - когда, в силу древнего предрассудка о господах и рабах, те, кто исключен, становятся рабами. Этот новый образ может помочь им через какое-то время преодолеть древний предрассудок, способствуя этим достижению успеха для всех.

<< наверх


Тщетное

Тщетное - это то, что никуда вас не продвигает. То, что не заслуживало усилий. Обычно, однако, можно предвидеть, что в конце концов окажется тщетным.

Тщетное - это то, в чем нет большого смысла. То, что оказалось пустой тратой времени и сил, что принесло ничтожные результаты при больших ожиданиях. Тщетное часто бывает шумным и помпезным, скорлупой без ядра.

Тщетны все сны, не поддающиеся усилиям превратить их в реальность. Тем не менее, никакое длительное усилие, борьба с обстоятельствами, нельзя считать напрасным, пока они не достигли своей цели. Это особенно верно в отношении тех достижений, которые в конечном счете способствуют продолжению человеческой жизни.

На пути к этому многое кажется тщетным, поскольку требуется время, чтобы пришло его время. То, что право и существенно, обречено проявлять стойкость. В этом смысле только краткосрочное может быть тщетным - преходящий успех, ведущий к конечной неудаче и несущий убытки многим.

Никогда не бывает тщетной благодарность за труд и его результат. Она движет усилиями в направлении полного успеха.

Никогда не напрасно терпеливое ожидание, дающее время, требуемое для достижения результата. Садовник дарит растениям время своего терпеливого ожидания. И в таком отношении нуждается все, что растет путем вызревания, за счет вынашивания.

Все парящее высоко со временем обнаруживает свою тщетность. В конце концов ему приходится приземлиться, встать на твердую почву.

Как избежать тщетных начинаний? На путях смирения, сообразуясь с темпами того, что вызревает. Лишь понемногу мы расширяем пределы того, что хотим достичь, всегда принимая во внимание остающиеся у нас ресурсы. Мы расширяем эти пределы на службе чему-то полезному, тому, чего ждут многие. И если оно им помогает, все вопросы о тщетности, теряют смысл.

Итак, мы часто видим наперед, окажется ли нечто тщетным. Нечто, хоть мы и не хотим признавать этого, окажется тщетным. Ясно смотря на что-то, мы тотчас понимаем, есть у него будущее или его нет.

Тщетно все, направленное на самое себя. Кто захочет поддержать его?

Тщетно всякое беспокойство о том, что может произойти после нашей жизни, поскольку все, что было прежде, через какое-то время устаревает, уступает место новому. Сколь бы драгоценным ни было старое, новое идет дальше.

Тщетны все размышления о том, «что было бы, если бы...». Этого не было и этого не будет.

Никогда не напрасно задуматься над следующим шагом. Если конечный результат предприятия во многом остается нам неизвестным, то следующий шаг всегда ясен - по направлению к цели, которая остается видимой, к точке, в которой нечто получит завершение.

Никогда не тщетна любовь к деталям. Они требуют от нас полного внимания. Мы остаемся с тем, что близко и что тотчас же осуществимо. Следующие шаги вытекают из этого и опять-таки в направлении чего-то нового.

О чем я здесь толкую? Я говорю о жизни, о том отрезке времени, который нам оставлен. Он, таким образом, всегда кончается, но это время не проходит напрасно. Оно приходит к своему концу вместе с тем, чего мы в это время достигли. Продолжится ли что-нибудь из этого после нашего ухода? Должно ли это нас заботить?

То же касается многих дел, многих предприятий. Каждому из них тоже отмерено какое-то время, ограниченный отрезок времени. Через какое-то время предприятие может прекратить существование. Означает ли это, что оно существовало напрасно? В свое время каждое из них устаревает. Но теперь они служат, и мы служим с ними, в тех пределах, которые жизнь положила для них и для нас; в этих пределах они могут временами казаться напрасными, но, в конечном счете, если они служат жизни, они служат успешно - для многих.

<< наверх


Утраты

В каждый момент что-то теряется, уходит навеки. Оно уходит, потому что следующее уже здесь, то, что, увиденное в перспективе времени, в свою очередь станет следующей утратой, уступающей место, тому, что приходит.

Так мы видим это, когда смотрим на вещи по отдельности. Но сердце хранит утраты, поскольку оно рождено в целое; оно само есть целое, сохраняющее утраты как свои сокровища, в благодарении и хвале.

Так обстоит дело со всеми утратами; если мы задерживаем на них взгляд, мы видим повсюду и всегда одни утраты. Мы смотрим, как они тлеют и в конце концов обращаются в пепел. И когда пламя угасает, мы видим одну золу.

Последний ли это огонь? Когда угасает это пламя, не возгорается ли уже новый огонь, огонь целого, который не угасает, следующая любовь, пылающая ярким пламенем? Не встает ли новый дом из руин старого, иной, более прочный?

Итак, успех идет рука об руку с утратами, часто тяжелыми утратами. Он извлекает из них особую, еще большую силу, от которой загорится новый огонь.

Где пребывает наше сердце во времена утрат? Берет ли оно утраты с собой в следующий момент? Переносит ли оно их с собой в длящееся целое, сохраняя их горящими ярко, с подлинным жаром?

Как мы в самом деле переносим их в нашу целостность? Принимая их в качестве того, что ушло. Только в качестве утраченного принадлежат они нашему целому. Когда им позволено уйти, они освобождают нас для прихода следующего; также и мы даем им свободу встретить то, что есть следующее для них.

<< наверх


Теперь

Теперь - это промежуток (таким оно, по крайней мере, видится нами) между тем, что было, и тем, что будет. Но теперь - это также то единственное время, которое есть. Прошлое прошло, будущее еще не пришло.

Но прошлое все еще действует в настоящем, а настоящее смотрит в будущее и готовит его) между тем, что было, и тем, что будетчто наст благодарности и.

Но слишком пристальное вглядывание в будущее, в смысле беспокойства о том, что может произойти, хотя его еще нет, ставит будущее на место теперь.

Мы больше получаем от теперь, в полноте его возможностей, когда мы удерживаем то, что приходит в открытое теперь, в открытое пространство, дающее место неожиданному. Мы можем жить в уверенности, что мы в состоянии ответить тому, что приходит, тотчас же, тогда, когда оно приходит и приходит именно так - свободные от беспокойства и свободные от надежды, тогда, в тот самый момент, полностью в нем присутствуя.

Таким образом, мы оставляем приходящее с теми силами, которые его посылают. Пребывая в согласии с этими силами, спокойные и сдержанные, мы готовы принять то, что приходит, принять прямо теперь.

Как приходящее увлекает нас из теперь вперед, так прошлое увлекает нас из теперь назад, в то, что закончилось, например, в нерешенные проблемы нашего детства. Мы наполняем здесь и теперь этими чувствами. Вместо того, чтобы действовать, двигаясь вперед, мы ощущаем себя парализованными этими чувствами. Мы повторяем в настоящем что-то из прошлого, вместо того, чтобы отпустить его. Что-то, возможно, и нуждается в завершении. Мы располагаем многими возможностями упокоения прошлого.

Жизнь, проживающая себя в полноте, всегда проживается теперь, в данный момент, со всеми ее возможностями.

Как мы становимся успешными в жизни? Мы становимся успешными, когда даем возможность теперь быть здесь в качестве теперь, в чистой сосредоточенности на том, что возможно, в наших мыслях и чувствах.

Это очищение есть достижение. Возможно, это и есть самое полное из достижений. В нем достигается полнота жизни теперь, только теперь.

Нам нужно лишь представить себе, как мы нечто планируем - в полной сосредоточенности на теперь, - как мы приводим нечто в движение, как управляем чем-то, как мы что-то делаем. Какое действие мы оказываем на других? Как мы руководим ими? Мы ведем их - сдержанные, сосредоточенные, успешные в этот самый момент, теперь и теперь, и снова теперь, к цели, которая теперь перед глазами, такой, какой она видится теперь, как теперь она влечет нас - из теперь в новое теперь, всякий раз разное, всегда новое.

<< наверх


Труд

Все живое пребывает в движении, которое поддерживает жизнь и длит ее. Наша жизнь осуществляется через освоение все новых рубежей, в непрекращающемся движении вперед. Жизнь приводит к свершениям, если она совершается в труде.

Первое, что понуждает нас работать, это необходимость. Но в жизни больше красоты и удовлетворения, если добиваться чего-то трудом нас побуждает радость жизни. Радость жизни отчасти и обретается в том, что мы можем употребить нашу способность трудиться. Это становится радостью от успеха, достигнутого трудом, радостью достижения какой-то цели. А достигнутое в труде увеличивает затем нашу радость от активной, успешной жизни.

Труд - несчастье, когда мы ощущаем себя несчастными в жизни. И труд, навязанный нам, это тоже несчастье. Мы тогда выполняем его неохотно, ибо это рабский труд, служащий жизням других людей в большей мере, чем нашей жизни.

Иногда нам удается проложить себе путь, преодолев угнетающую и стесняющую нас ситуацию. Тогда мы выходим из нее не покалеченными ею, напротив, она помогает нам вырасти и преодолеть ее за счет наших усилий и наших достижений. Мы обретаем чувство, что можем справляться с трудностями. Это тоже род удовлетворения, хотя мы можем не выказывать этого - и даже не сознавать - открыто.

Освобождение себя для своей собственной, полноценной жизни также достигается поначалу трудом, тяжким трудом. Но у нас вырастают крылья, когда мы представляем себе наш успех как результат этого труда.

Все творческое связано с постоянным трудом. Всякий рост связан с трудом, постоянным трудом. Всякое служение - это труд. Все, что делает счастливыми нас и других, требует труда, и успеха в этом мы добиваемся трудом.

Есть еще нечто, что работает на нас, - время. Время работает на нас, когда мы движемся с ним, а не пытаемся остановить его. Время с его непрерывным движением есть символ тех творческих сил, которые одушевляют наш труд, поскольку в согласии с ними наш труд поддерживает и длит жизнь многих людей. Здесь действует принцип, что успех приносится служением.

Трудом увенчивается любовь. Любовь всегда в работе - в работе, совершаемой с любовью. Любовь рождает встречную любовь. Она отвечает нам, сияя в ответ как отражение нашей любви. И отражение это окрашено успехом.

<< наверх


Прибыль

Успешный труд приносит прибыль. Нас радует эта прибыль. Это заслуженная награда за наш труд. Чтобы мы были довольны, она должна быть соразмерна вложенному труду.
Этот доход конвертируется в рост уровня жизни и расширение жизненных возможностей. От него улучшается как наша жизнь, так и жизнь тех, кому мы служим своим трудом. Прибыль, таким образом, оказывается прежде всегог прибавлением самой жизни.

И мы ждем справедливого вознаграждения за свой труд. Когда нас лишают справедливого заработка, падает производительность нашего труда, поскольку уходит вдохновение; вместе с этим, падают также продуктивность и вдохновение во всей нашей жизни.

По мере возможности мы стремимся вложить свой труд там, где он принесет прибыль. Эта прибыль - часть нашего успеха, весомая часть.

Мы стараемся избегать того, что приносит убыток. Мы избавляемся от того, что никак не обогащает нашу жизнь. Мы отправляемся на поиск выгодного труда, выгодного дела.

Самым выгодным является то, что служит будущей жизни. Не самым ли большим приобретением являются наши собственные дети? Что может быть прибыльнее труда, который служит детям?

В конечном счете, всякое приобретение служит жизни, которая придет после нас. Эта жизнь есть лишь мерило тех приобретений, которые продолжатся позднее.

<< наверх


Плоды нашего труда

Результаты появляются как плоды успешного вызревания. Они приходят со временем и в своё время. Помимо нашего искусства и нашего усердия, результат зависит еще и от благоприятных условий. Поэтому, чтобы получить желаемые результаты, надо создать благоприятные условия, такие как благоприятная среда, поддерживающая плоды нашего труда и дающая им вырасти. Результаты во многом зависят от плодородности ситуации.

Изначально слово «плод» означает что-то, что возрастает естественным путем. Плоды зависят от того, что их поддерживает. Необходимо совместное, хорошо слаженное действие многих факторов, чтобы нечто возрастало и давало результаты, подобно дару урожая.

Такие плоды обогащают многих. Их ценность определяется тем, в какой мере они служат нам и другим. У плодов труда есть собственная внутренняя ценность; это ценность для жизни..

Прибыль - это одна из форм, которую принимают результаты труда. Результат часто измеряется прибылью, которую он приносит. Между ними, однако, существуют отношения иерархии. На первом месте стоят плоды, затем результаты и затем уже прибыль.

Вопрос в том, что мы видим первым в наших успехах? Смотрим ли мы сначала на плоды, на результаты, на урожай и лишь в связи с ними на прибыль? Или мы первым делом смотрим на прибыль? Готовы ли мы рисковать урожаем ради прибыли? Когда на первом плане прибыль, как долго она сохранится, если не будет урожая, на котором она держится?

Если мы чувствуем, что творится внутри нас, когда наше внимание направлено в первую очередь на прибыль, мы чувствуем различие этих позиций. Мы можем также увидеть, что меняется в наших работниках, когда они трудятся не столько ради результата, сколько ради прибыли.

Прежде всего, радость от труда зависит в первую очередь от результатов и лишь затем от прибыли. Это верно и для нас и для наших работников. Если мы озабочены преимущественно прибылью, много ли мы заботимся - и, соответственно, много ли заботятся наши работники - о продукте, о результатах труда?

Здесь мы видим один из порядков успеха. Успех определяется плодами. Такой успех и его плоды приносят пользу многим. Их уважают и им радуются.

Если же в центре внимания прибыль, все идет по пословице «Как нажито, так и прожито».
И для нас, и для других реальную прибыль, такую, что остается при нас, приносят лишь плоды нашего труда.

<< наверх


Остановись!

Рано или поздно, но начатое нами движение останавливается. Здесь ему наступает конец. Часто оно даже оно даже обращается вспять, и начинается движение в противоположном направлении. В результате ранее достигнутое пропадает. Затянувшийся успех, к примеру, через какое-то время закончится, обратившись в свою противоположность.

Что это значит в плане успешности нашей жизни? Мы смотрим в будущее, так чтобы увидеть приближающийся конец или точку поворота. И, увидев, на ходу спрыгиваем с поезда, чтобы, не медля, начать что-то новое.

И это новое в свой срок закончится. Мы опять-таки замечаем, когда оно достигает своей высшей точки, за которой оно теряет свое значение и перестает приносить успех, оставляем его, прежде чем оно само придет к завершению и вновь переключаемся на что-то новое.

Есть нечто, что никогда не останавливается, и это - дух. Все творческое о никогда не останавливается и никогда не заканчивается.

Что это значит для нашей работы и для наших предприятий? Они постоянно обновляются и продолжают развиваться. Не бывает старых успехов, только новые. Лишь новые успехи позволяют жизни идти полным ходом.

То, что мы хотим беречь и длить, уже на пути к своему концу. Но тем более цепко оно нас держит.
А значит, когда оно остановится, остановимся и мы.

Если так, то как следует действовать, чтобы успешно идти вперед?
Даже находясь на вершине успеха, нужно быть от него свободными, чтобы оставаться открытыми для будущих успехов. Как? Нужно смотреть вперед, когда успех еще с нами, и тем самым опережать его.

То же относится и к самой нашей жизни. На вершине жизни мы порождаем новую жизнь, которая продолжится после нас. И эта новая жизнь в свою очередь, будучи еще в расцвете, положит начало новой фазы успеха, в которой она получит свое продолжение и развитие.

<< наверх


Правильная мера

Земля, к примеру, отмеряется так, чтобы было ясно, где пролегают границы.

Когда мы применяем правильную меру к нашей жизни, мы тоже узнаем, где наши границы. Но бывает, что люди не знают меры, самонадеянно нарушают границы и этим подвергают опасности себя и других.

Так, например, границы нашим успехам полагает конкуренция. Конкуренция понуждает всех делать максимум того, на что они способны. Лучшие среди многих полагают пределы своим конкурентам, и в этом нет самонадеянности. Своим успехом они раздвинули и обеспечили свои границы на благо многим.

Люди действуют самонадеянно, когда переоценивают свой успех, воображают себя успешными, не будучи таковыми в реальности.

Люди действуют самонадеянно, когда они ожидают большей прибыли или более высокого заработка, чем это соответствует их достижениям. Пройдет немного времени, и они потеряют свои позиции, вернувшись к тому, что соответствует их достижениям.

В конечном счете, наш успех измеряется теми результатами, к которым привели наше служение и наши усилия. Наши результаты растут с нашими достижениями, и в соответствии с этими результатами признаются и вознаграждаются наши достижения. Они постоянно поверяются приносимой нами пользой.

Успех следует за хорошо оказанной службой как соразмерная награда за эту службу, ни слишком высокая, ни слишком низкая. Он остается в границах, определяемых принесенной пользой.

<< наверх


Достаточно

Некоторые говорят: «Хорошего много не бывает». Так же относятся и к успеху.

Но успех, особенно в сходном или даже одном и том же, часто через какое-то время приедается всем участникам. Мы вздыхаем с облегчением, когда он заканчивается.

Когда успех в чем-то одном приходит к концу, он освобождает место успеху другого рода.

Бывает, что люди упускают успех в чем-то новом и важном, из-за того, что держатся за свой прежний успех. Чем скорее мы покончим со старым успехом, тем больше шансов на приход новых успехов.

Есть мера нашим успехам. Когда эта мера достигнута, нам достаточно, и другие чувствуют так же. Есть нечто другое, ожидающее нас, более важное для нашей жизни, такое, что прежние успехи бледнеют рядом с ним.

Когда чего-то достаточно, то это отпускают, дают ему закончиться - чтобы освободилось место для нового. Иначе - как пишет Райнер Мария Рильке в своем стихотворении «Созерцание», прежние успехи помешают нам стать вровень с чем-то большим, с чем-то более творческим[1].

Перед этими силами мы остаемся маленькими, скол велики ни были бы наши успехи. В согласии с этими силами мы шагаем от одного «достаточно» к другому «достаточно», маленькие, но исполненные силы, всегда готовые к новым жизненным успехам. Как? За счет всего, что обрели.

<< наверх


Перспектива

Перспектива всегда обращена вперед. В такой картине присутствует будущее. Смотря в будущее, мы обращаемся к тому, что выше и больше. Люди, желающие быть успешными, смотрят в будущее. Они шагают в направлении будущего успеха, нового успеха.

Как мы видим, так мы и действуем. Каков наш взгляд, таковы и наше настроение, и наша энергия.

Откуда берется эта перспектива? Навязывается ли она нам извне? Или же она есть наша способность схватывать нечто в становлении - нечто, что придет, должно прийти, поскольку направляем на него свой взгляд?

Эта перспектива бдительна и подвижна. Она схватывает многое разом и движется вперед, сохраняя все это в поле зрения.

Итак, где начинается наш успех? Он начинается внутри, в нашем духе, начинается с перспективы. Эта перспектива исполнена бодрой уверенности.

Откуда эта перспектива получает свою духовную энергию? Она черпает ее из той полноты успеха, которую мы уже явили другим. Она никогда не направлена на что-либо, чего нам недостает. Она перетекает из того, что у нас уже есть. Она не берет, она дает. Она служит чему-то и через это служит продвижению вперед многих.

Где наш успех? Вместе с нашей перспективой, он уже на пути к нам.

<< наверх


Решение

Важное действие мы начинаем с решения. Решением запускается действие.
Всякое решение связано с риском, часто это приключение с неопределенным исходом. Часто это смелое решение.

Правильное решение приходит в правильное время. Если решение принято преждевременно, может не хватить сил на его исполнение. Если оно принято слишком поздно, успех остается позади.

Преждевременное решение часто оказывается небрежным и плохо продуманным. Запоздалое решение часто оказывается ущербным. Оно плетется в хвосте, вместо того, чтобы вести за собой.

Своим решением мы полагаем начало, только начало. Следующее решение идет за первым, продвигая его вперед. Это новое решение, рожденное новым видением и новыми мыслями. Оно часто отличается от первого решения, поскольку первое решение может быть осуществлено лишь за счет последующих решений.

Всякое решение предварительно. Мы не можем успокоиться на старом решении или положиться на него. Мы остаемся в движении за счет постоянного приятия решений.

Так обстоит дело со всяким успехом. Следующий успех приходит со следующим решением, твердым решением. Оно приносит нам то, что мы для себя решаем, что мы решаем с неуклонной решимостью. И с любовью.

<< наверх


Осторожность

Осторожность нужна, когда в условиях неминуемой опасности. Как правило, эта опасность приходит извне, но иногда изнутри.

Мы наготове перед лицом внешней опасности. Мы оцениваем ее и просчитываем шаги, которые можем предпринять, чтобы избежать ее, или же, если это необходимо, встретить ее лицом к лицу, на равных. Чтобы успешно встретить надвигающуюся опасность, нужна осмотрительность (ее часто называют лучшей стороной отваги) в сочетании с решимостью и смелостью. Это побуждает других соблюдать необходимую осторожность в отношениях с нами.

Робкая осторожность, уклонение вместо наступления лишают нас большого успеха - успех не дается робким.

Успешная осторожность идет рука об руку с бдительной смелостью, делающей нас способными смотреть в лицо опасности или угрожающему событию.

Есть еще один вид осторожности. Есть немецкая поговорка: «Осторожность помогает сберечь хрупкие вещи (букв.: мать для коробки с фарфором)». Это означает, что мы осторожно обращаемся с нашими ресурсами, с нашими инструментами и что проявляем бережность по отношению к людям, от сотрудничества с которыми зависит наш успех.

Осторожность в основе своей - это восприимчивость и уважение; без них мы рискуем потерпеть урон.

Мы осторожно обращаемся со своими доходами. Мы делаем сбережения на черный день. В этом случае наша осторожность означает, что мы принимаем во внимание и будущее.

Временами мы осторожны и в своих речах. Мы осторожно, держим их при себе там, где нужно. Лишь немногие из наших карт мы выкладываем на стол. Эта осторожность становится стратегией, мудрой стратегией. Тогда, в качестве следующего шага, другой стороне также приходится выложить на стол какие-то карты. Здесь осторожность заключает в себе требование взаимного доверия, прежде чем стороны предпримут совместный шаг.

Чрезмерная осторожность может помешать в совместном предприятии. Вопреки осторожности, ради большого успеха нам иногда приходится сделать первый шаг к созданию доверия.
Итак, чего же требует от нас осторожность? Подчас она требует отказа от осторожности.

<< наверх


Бедность

Бедность выглядит как противоположность успеха. В отсутствии успеха мы остаемся в бедности. Но даже в бедности, нам нужно во многом быть успешными, достаточно успешными, чтобы выживать. Способность выжить перед лицом крайней бедности - вызвана она войной, личным несчастьем или природной катастрофой - становится для таких бедных людей большим достижением.

Я хотел бы поговорить о бедности другого рода. Иногда бедные, например бедные жители трущоб, образуют сообщество обреченных. Его членам трудно вырваться из бедности. Для них это сродни покиданию родного дома. Глубоко укоренившиеся лояльность и чувство принадлежности связывают их с товарищами по бедности.

Как им добиться успеха вопреки этому? За счет смирения. В смирении они остаются связанными со своими корнями и в то же время постепенно сдвигаются в другом направлении.

Эта бедность есть бедность в духе. Она начинается в духе, пребывает в духе и изменяется в духе. Преодолеть эту бедность - достижение духа. Это тайный успех, скрытый в своих истоках. Шаг за шагом растет решимость и как следствие происходит переход в другую область духа. И здесь тоже наибольший успех достигается тогда, когда это происходит незаметно, так что об этом не подозревают и этого не замечают другие.

Это и есть тот путь, на котором бедные могут научиться разрывать свои путы, вставать на собственные ноги и обретать свободу. Сама эта свобода есть большой успех. Встав на новую почву, бедные смотрят вперед, только вперед, смиренно вперед.

На этом пути их успех может возрастать, оставаться при них и вдохновлять других людей из бедного окружения.

<< наверх


Независимость

Всякий предприниматель нанят самим собой. Человек становится предпринимателем, если из наемного работника он превращается в нанимателя. Тем самым из ведомого он становится ведущим.

Кроме того, в бизнесе существует множество совместных предприятий, где несколько независимых предпринимателей образуют ассоциацию. Работая вместе, они сохраняют независимость каждый в своей области деятельности. Они остаются независимыми партнерами, как в юридической фирме.

Вопрос в следующем: до какой степени предприниматели остаются независимыми? Не отдают ли они подчас свою независимость в руки других? Например, своим источникам финансирования? Они ли служат предпринимателям, или, скорее, предприниматели служат им? Не могут ли финансисты даже поглотить через какое-то время этих предпринимателей?

Каким может быть решение этой проблемы? Предприниматели поддерживают свои успехи на таком уровне, чтобы оставаться независимыми. Таким образом они сопротивляются угрозе поглощения другими предприятиями.

С другой стороны, остается ли независимым предприятие, поглощающее другое предприятие?

Детальное обсуждение этого вопроса лежит за пределами моей компетенции. Я ограничусь тем, что предложу вам на размышление эти мои соображения.

В конечном счете кооперация между двумя или большим числом независимых предприятий часто оказывается более успешной моделью успеха. Это так еще и потому, что такая кооперация укрепляет связь работников разных предприятий со своими собственными предприятиями, что еще больше мотивирует их к тому, чтобы с максимальным усердием делать свое дело. Эта мотивация отвечает независимости, поскольку у работников возникает чувство большей независимости и самостоятельности и на своих собственных предприятиях.

То же относится и к внутренней структуре отдельных предприятий. Независимая кооперация индивидуальных работников и различных подразделений превращает их в суб-предпринимателей и суб-предприятия. Они ощущают себя независимыми друг по отношению к другу, и им свойственна готовность кооперироваться с другими при сохранении во многом своей само-мотивированности и ответственности.

<< наверх


Впереди

Многие успехи опережают нас. Все, что нам остается, это следовать за ними. Такие успехи оказываются неизбежными.

Это подобно тому, как за зачатием следует беременность, а за беременностью - рождение. После успешного зачатия следующие фазы успеха наступают уже самостоятельно. Существенное значение имеет первый успех: он предшествует другим.
Успешные предприниматели опережают своих работников. Они опережают и время. Они видят, что должно появиться - и с необходимостью - следующим.

Именно дальнозоркость особенно ведет к успеху. Она предшествует реализации успеха. Постепенно мы начинаем действовать, руководствуясь предвидением.

Легко смотреть вперед, если мы можем оставить в прошлом то, что принадлежит прошлому, не испытывая нужды оглядываться назад. В противоположном случае прошлое мешает нам сфокусироваться на предвидении, и, вместо того, чтобы смотреть вперед, мы смотрим назад.

Почему иногда у нас возникает искушение смотреть не вперед, а назад? Мы надеемся, что какие-то прошлые неудачи могут быть задним числом исправлены или возмещены. Эта обращенность взгляда назад парализует нас.

Дать прошлому полностью пройти, признать, что его невозможно изменить, есть духовное достижение. Это результат отречения, полного отречения.

Это отречение предшествует будущему успеху. Успех этого отречения это успех, предваряющий следующий успех. Последующие достижения следуют сами собой. Путь для них очищен. Им нужно лишь прийти, так что каждый предваряет множество последующих.

Итак, куда мы обращаем свой взгляд? Лучше всего смотреть вперед, смотреть в будущее, всегда сохраняя уверенность в нем.

<< наверх

 


Вместе

Существует нечто, в чем можно видеть архетипический образ предприятия, что всегда сохраняет внутреннюю гармонию, так что всякое отдельное движение осуществляется в нем в согласии со всеми другими, с точностью и эффективностью, обеспечивающими величайший из всех наших успехов; это наше тело.

Встает вопрос: кто здесь руководитель? Кто или что направляет эти движения? Откуда явились носители этих движений? Кто или что выступает в качестве помощников руководителя, с одной стороны, независимых, с другой же, безупречно координированных друг с другом в соответствии с задачами каждого? Кто направляет эти движения? Кому они подчиняются?

Является ли наше тело субподрядчиком, в каком-то смысле независимым и в то же время включенным в обслуживание глобального предприятия, деятельность которого оно не в состоянии постичь? Подлежит ли оно некоторым образом замене на другие или сохранению в качестве скрытого резерва, находящегося в распоряжении [глобального предприятия]?

Являемся ли мы со своим телом надежными субподрядчиками для этого глобального предприятия? Не расслабляемся ли мы временами, давая меньше, чем могли бы? Не затягиваем ли мы кофе-брейки, не оказываясь на месте, когда приходит следующее задание, которое мы могли бы выполнить успешно?

Когда позднее мы становимся предпринимателями в других смыслах, как мы учимся руководить нашими предприятиями в кооперации с этим глобальным предпринимателем? Как мы становимся субподрядчиками, действующими совместно с многими другими субподрядчиками, всегда внимающими нашему глобальному предпринимателю, следующими малейшему его указанию, следующими успешно?

Кто этот огромный предприниматель? Удавалось ли нам хоть мельком его увидеть? Имя ему: Жизнь. Это жизнь, равным образом движущая всяческой жизнью.

В качестве его субподрядчиков мы в каждый данный момент говорим большому начальнику «да». Малейшее его указание есть приказ, подлежащий исполнению.
Не бывает ли так, что он открывается нам? Удается ли нам заглянуть ему в глаза или даже в сердце? Не воспринимаем ли мы его непосредственно, в нашем теле? Если да, то как мы его переживаем этот опыт?

Мы переживаем его как любовь, как любовь к себе и всем другим. Мы переживаем его как любовь ко всему, что есть жизнь. Как? Совместно со всеми и со всем.

<< наверх


Перевод с английского Владимира Рокитянского, март-апрель 2010

 


[1] В переводе Бориса Пастернака это место звучит так:
Все, что мы побеждаем, - малость.
Нас унижает наш успех.
Необычайность, небывалость
Зовет борцов совсем не тех.

 

 

Обновлено (18.09.2010 17:03)

 
Новости

kv_obr_prog_02

kv_obr_veb

kv_obr_fig_01

bookoblВЫШЛА ИЗ ПЕЧАТИ книга Елены Веселаго "Современные системные расстановки: история, философия, технология".

oblogka-small

Вышел из печати первый номер русскоязычного журнала "Системные расстановки". В номер вошла статья Елены Веселаго "Кто может поставить Судьбу".

 

knowing field 01-2012 5050Опубликована статья Елены Веселаго в международном расстановочном журнале The Knowing Field. Это первая статья р...

Логотип ОППЛОпубликована полностью статья Елены Веселаго в журнале "Психотерапия". Это первая статья о расстановках в профессиональной прессе на русском языке.