Подписаться

Имя:

Почта:



Елена Веселаго.Ресурсы в системных расстановках



Использование материалов данного сайта разрешается только в некоммерческих целях, с обязательным указанием авторов, редакторов, переводчиков и активной ссылкой на www.constellations.ru. Подробнее о правилах использования материалов сайта>>

Подписка на рассылку со статьями, переводами, новостями>>


В методе системных расстановок мы постоянно встречаемся с ситуациями, которые люди не смогли пережить и завершить. Это, конечно, ситуации из жизни клиентов - и именно потому они и приходят на расстановку, что им не хватает собственных сил выйти из проблемной ситуации. Это также и ситуации из опыта прошлых поколений семьи. Непрожитый опыт предков берут на себя потомки и живут «не свою жизнь».

Каждый раз, когда я делаю расстановку, я задаю себе вопрос: чем мы отличаемся от тех, кто не смог прожить и завершить тяжелый опыт? Почему, начиная расстановку, я имею надежду, что прошлое сегодня будет завершено? У меня нет какой-либо самоуверенности, что мы чем-то «лучше» или «сильнее», чем, например, наши дедушки и бабушки, прошедшие войну, блокаду, репрессии и геноцид. И даже чем просто женщины и мужчины, которые расставались, болели, теряли детей.

Я не использую в своем описании расстановочной работы термин «исключение» [человека]. Это слово создает, мне кажется, неточное описание процесса: как будто один человек сознательно исключает другого человека. Это не так. Не человек «исключается», а его опыт. Это делается неосознанно, а, как правило, потому, что слишком больно. Невыносимо, нет сил, нет времени, нет ресурсов. В конце концов, нередко уже нет самой жизни, т.е. человек умирает, не завершив свой опыт...  Этот опыт «исключается» как самим человеком, так и, возможно, теми, кто был этому свидетелем. Далее я буду говорить об отвержении, о незавершенности опыта, а не об исключении. В психологии этот процесс описывают как посттравматическую диссоциацию (расщепление), а в шаманской практике как «утраченные кусочки души». Я не возьмусь утверждать, что расстановочное отвержение опыта в точности терминологически соответствует психологическим или шаманским концепциям, но это определенно явления одного порядка.

Что же дает возможность интегрировать, вернуть обратно отвергнутый опыт, когда собирается группа обычных, ни в чем не более сильных людей?

Самый простой, даже поверхностный, ответ, который часто дают на этот вопрос, это «ну тут же все не по-настоящему». В расстановке же нет реальной болезни или угрозы жизни, или утраты. Это, конечно, так. Заместительское восприятие может быть очень точным, очень сильным и глубоким, т.е. вполне реальным в отношении чувств, но оно не является реальным в отношении событий.

Но ведь мы и не занимаемся «переписыванием событий», мы работаем, чтобы прожить и завершить чувства. Почему мы это можем?

Я называю то новое, что есть у нас по сравнению с любым опытом прошлого, ресурсом другого тела или ресурсом другого внимания. Я не совсем уверена, что речь идет именно о физическом теле или только о внимании. Возможно, точнее было бы говорить об энергетическом теле (телах), но я не являюсь в этом специалистом, а для объяснения сути процесса такая точность нам пока не требуется.

Итак, в процессе тяжелого травматического опыта психика/душа испытала расщепление. Опыт, который человек не выдерживает, ушел в теневую (вытесненную, диссоциированную) часть внутреннего пространства. Другая часть (ее называют выжившей или «здоровой») остается, и через нее человек продолжает жить, испытывая только «безопасные» или «разрешенные» чувства. Каждый из нас имеет такую расщепленную внутреннюю структуру. И при этом она у всех разная, в силу различного опыта как собственных травм, так и травм, которые пережили в нашей семье. То, что некоторые области диссоциированной части, очевидно, «наследуются» - еще одно описание механизма переплетения, когда человек «живет не свою жизнь».

В заместительском восприятии участник группы «впускает в себя» чувства другого человека. И просто в силу того, что диссоциированные области у них разные, заместитель может прожить чувства своего прототипа. Ему для этого не нужно быть «сильным» или «подготовленным». Достаточно быть просто другим.

Этим, видимо, и объясняется то, что даже самая обычная группа, состоящая из обычных травмированных людей, может интегрировать без какой-либо особой подготовки тяжелейшие истории из прошлого. «Каждый является целителем», - как сказал один из моих коллег.

Этим же, кстати, объясняется то, что человек не может сделать расстановку для своей мамы или другого родственника. Диссоциированные области у них во многом совпадают. Такая расстановка, если и получается, то выглядит довольно вялой и слабой. Совпадают как общие «унаследованные» области опыта, так и тот травматический опыт, что создан ими совместно или совместно пережит (и создан внешними обстоятельствами).

На своем базовом образовательном семинаре я предлагаю участникам такое упражнение в качестве иллюстрации этого механизма. Участник, не называя своей темы или проблемы, кладет на пол лист бумаги в обозначение самого себя. И разрешает участникам группы почувствовать себя через этот лист. Затем, если кто-то из присутствующих хочет встать на лист, он поднимает руку и, с моего разрешения и согласия клиента, идет и становится на лист. Он молча и столько времени, сколько чувствует правильным, остается на этом месте и затем медленно и молча покидает его, возвращаясь в круг. Затем, также с разрешения моего и клиента, еще один человек может сделать то же самое. Затем, возможно, еще.

В этом упражнении вся группа и клиент могут почувствовать, как буквально за считанные минуты напряжение и боль, исходившие от клиента, рассеиваются, он меняется прямо на глазах. Иногда это сильный и яркий процесс, возможно, со слезами. Иногда это спокойное тихое «прояснение».

При этом, обратите внимание, клиент не называл свою проблему, мы ее не анализировали и не «решали». Просто два-три незнакомых и совершенно обычных человека постояли некоторое время в его роли, давая себе возможность проживать его чувства. И заблокированные чувства рассеялись.

Иногда, кстати, можно заметить, как заместитель быстро меняет роль, и это уже не наш клиент, а кто-то из его семьи. Это иллюстрирует другой важный принцип «употребления» этого главного расстановочного ресурса: не важно, чей опыт проживается. Мы работаем не обязательно только «в прошлом» и не обязательно только «с клиентом», мы работаем там, где есть энергия: в прошлом семьи, в прошлом или настоящем клиента, либо и там и там одновременно.  Исключенные фрагменты чувств составляют двойные и многократные резонансы.

Небольшой комментарий к этому упражнению, если кто-то будет делать его по описанию самостоятельно. Для его верного исполнения клиент внутренне разрешает всей группе чувствовать себя уже с момента положения листа на пол. И каждый новый заместитель идет только с его разрешения. Обычно двух-трех заместителей вполне достаточно для заметной трансформации, реже нужно четыре или пять. Расстановщик здесь выступает в качестве модератора процесса, обеспечивая точное выполнение регламента.

Итак, самый большой ресурс, который у нас есть в расстановках - это просто ресурс «другого тела». Важно не торопиться и дать этому ресурсу подействовать, т.е. дать заместителям время прожить свою историю. История в значительной степени трансформируется, и во многих случаях нам не понадобятся другие ресурсы. Другие ресурсы существуют, и очень значительные, но прежде чем мы перейдем к их рассмотрению, я хотела бы сделать еще несколько комментариев о значении ресурса «другого тела».

Тел в расстановке обычно несколько, т.е. заместитель не один. Это позволяет разделить тяжелый опыт на двух-трех и более человек. Да, мы именно делим опыт, а не инсценируем сюжет.  Т.е. убитый и убийца не потому заместительствуются двумя человеками, что их было двое, а потому, что в двух заместителях легче проживаются две противоположные истории.

Когда мы делаем расстановку на фигурках, мы вынуждены соединять противоположные, конфликтующие чувства внутри себя. Вот почему расстановка без заместителей является гораздо более сложной практикой, чем расстановка в группе. Я бы даже сказала, что это духовная практика - соединить внутри себя чувства того, кто умер, например, и того, кто его убил. Того, кто ушел и той, кто осталась. Той, которая приняла решение не рожать ребенка и того ребенка. Именно от невозможности совершить это расстановки на фигурках так часто превращаются в психологическую игру «что бы это значило», а почти все коллеги [приходящие на мои семинары] жалуются на то, что «плохо читают поле» и просят дать побольше простых работающих техник. Такое поле мы запрещаем себе читать...

Осознанно обращаясь к ресурсу другого тела мы можем творчески создавать именно «работающие техники». Например, можно поставить нескольких заместителей на роль одного человека (на самом деле на роль его опыта) и они быстрее и легче пройдут через этот опыт. Это особенно актуально при прохождении очень табуированных историй, таких, скажем, как инцест или «нетрадиционные» сексуальные отношения.

Подумаем, почему мы другие, почему наши тела несут другую диссоциацию. Частично это «просто» потому, что мы испытали другие травмы. Но частично потому, что некоторые травмы в наше время уже просто не встречаются или встречаются намного реже. Например, сейчас в Москве редко встретишь историю насильственного замужества девочки-подростка, но в прошлые времена (а в некоторых местах и поныне) это было обычным делом. Но современные взрослые женщины в Москве имеют, как правило, много ресурса, чтобы прожить чувства такой девочки. Просто потому, что мы не знаем, «каково это», у нас нет блока перед проживанием «такого». Это касается и множества других гендерно-окрашенных тем. Времена сильно изменились. Хотя я также осознаю, насколько хрупкие эти изменения....

Здесь я только обозначу еще очень непростую тему, связанную с этим прыжком во времени, когда мы, изменившиеся, уходим через заместительское восприятие далеко назад. Иногда «совмещение времен» дает ресурс и очень сильный. Как правило, это времена недалекие, когда собственно попытка переработать прошлый социальный опыт и создает новый опыт и «нового человека». А вот заход из нового времени во времена очень давние часто вместо ресурса дает «антиресурс». Испытывая нечто очень незнакомое и очень странное, мы неосознанно пытаемся помогать этому так, как сделали бы сейчас. Но это не работает.

Самый частый пример из этой области - это смерть детей, в частности от голода. Для нас, современников, это совершенно ужасный, запредельный опыт. Сейчас дети не умирают (хотя это неправда, но участники московских групп обычно живут именно в таком мире). И мы можем выдерживать заместительствование, например, детей блокадного Ленинграда. Мы живы, голода нет, и вот наш ресурс - отсюда туда.

Но вот мы встречаемся с историей, где прабабушка клиентки родила 18 детей. Из них от голода и болезней умерло 11. Нужен ли ей наш «ресурс» ? Абсолютно нет. Блокировав свое восприятие «ужасным», мы не можем нащупать своим телом то, что здесь нужно.  В одной из расстановок я увидела вот какой ресурс: способность много работать и хорошая песня. А дети - бог дал, бог и взял.  Но об этих ресурсах чуть позже.

Мы должны все время помнить, что связка «событие - заблокированные чувства» очень сильно обусловлена обществом и временем (не говоря уже о том, что сильно зависит от личности человека). Нам не нужно транслировать свои представления о «тяжелых событиях» другим людям и в другие эпохи.

Теперь рассмотрим другие ресурсы, доступные в расстановках. Я буду перечислять их «расходящимися кругами», т.е. сначала те, что больше связаны с человеком, которому ресурс требуется (можно сказать, это более персонализированные ресурсы), а затем все дальше и дальше. В какой-то момент мы выйдем за пределы его семейной системы и такие ресурсы я называю внесистемными.

Время от времени, когда я показываю все эти ресурсы на моих семинарах, кто-то говорит «ну, это уже не расстановки». «Это постмодернизм» или «это уже шаманство». Я хочу подчеркнуть, что в работе все эти ресурсы выставляются из поля, т.е. я прошу прийти соответствующую энергию и делаю это обычным образом, через заместительское восприятие. Это не «конструкция» и не «идея» (если говорить о «постмодернизме»), а также это не «обращение к духам», как в шаманской практике[1]. В данном случае я остаюсь в рамках метода системных расстановок, если определять этот метод как работу с энергией поля посредством заместительского восприятия. В некоторых случаях, возможно, это не самая обычная или распространенная работа с энергией поля.

Первый вид ресурсов - это свойства, качества, способности, таланты человека.

В одной расстановке была женщина, которая перенесла тяжелую хирургическую операцию, после которой остались глубокие раны на теле. Заместительница лежит на полу, испытывает сильную слабость и медленно «уходит». Она говорит, что «надежды нет». Из рассказа клиентки я знаю, что эта женщина выжила и затем прожила довольно долго, была доброй бабушкой своим внукам и уважаемым профессором своим студентам. Но это все сейчас не имеет значения - она этого еще не знает. Мы находимся в ее исключенном опыте, очевидно, послеоперационного периода.

Я поставила ей «способность тела восстанавливаться». Женщина медленно открыла глаза и, опираясь на эту свою способность, постепенно окрепла. Через некоторое время к ней подошла правнучка-клиентка (спортсменка, испытывающая странные срывы и травмы при подготовке к состязаниям), и было уместно сказать «дорогая бабуля, в моем теле есть сила, даже когда я сама в это не верю. Уж мы-то с тобой знаем.»

Здесь, обратите внимание, ресурс относится непосредственно к женщине. Это не что-то, что мы ей «посылаем» извне. Это то, что она сама знает. Но в момент утраты надежды она «просто забыла». Наверное, так было и в реальности, а в расстановке мы «помогли» ей вспомнить.

Ставя такой ресурс, я, прежде всего, должна его знать сама. Это не значит, что у меня должен быть такой же предельный опыт, но я должна ориентироваться, где в поле искать такое свойство. И я должна верить, что такое свойство существует. Конечно, со способностью тела восстанавливаться я знакома, и искать его было относительно легко.

Сложнее с ресурсами, которые «дальше от тела». Одна клиентка попросила расстановку, чтобы понять, почему ее творческий проект не развивается. Речь шла о создании сайта с  фанфиками (любительские продолжения известных произведений, таких как «Гарри Поттер» или «Три мушкетера»).  Мы поставили ее, проект, «то, что мешает» (она описывала это именно как барьер), и развернулась определенная семейная история, уходившая в советское прошлое ее отца, когда он не смог «сохранить лабораторию», хотя он пошел даже на «научные подделки» ...  Я предположила, что в ее проекте есть также конфликт с партнерами. Она подтвердила, и мы поставили их и провели определенную работу по разделению прошлого и нынешнего опыта. Но это не помогало в полной мере. Клиентка плохо видела свой проект, хотя сам он стоял совсем неплохо. Кстати, для проверки, с какой стороны создается этот «туман», я поставила возможных клиентов-читателей сайта. Клиенты проявляли живейший интерес!

Я спросила, в чем клиентка считает себя сильной. «Я крутой дизайнер, все говорят!», - не задумываясь, выпалила она. «Ты рисуешь для своего сайта?», - спросила я. «Да, и еще я иллюстрирую книги». «Но зарабатывать приходится рисованием бренд-буков и прочей халтурой», - добавила она. (Вот оно, что сплелось с «научной подделкой», подумала я...)

Я поставила «крутого дизайнера», «бренд-буки и всякую халтуру», а в прошлое поставила «научную подделку». Проводить работу на разделение бренд-буков и научной подделки даже не потребовалось. Клиентка заплакала, мы дали немного времени, чтобы движение успокоилось. Затем я попросила ее почувствовать «крутого дизайнера» и она смотрела на него так, что некоторым в группе стало завидно :-) Я даже предложила все желающим «забрать к себе» это прекрасное чувство контакта со своим талантом.

И затем в прошлое я поставила «способность сохранять дело и команду» - это то качество, которым, вне сомнения, обладал ее отец. Я предложила клиентке почувствовать и это свойство, а также телом поучиться искать между ними связь и баланс (но вовсе не «противоречие»). На этом мы расстановку и закончили.

Здесь я хотела бы отметить, что ни дизайнерского таланта, ни способности сохранять команду лично в моем опыте нет. Выставление таких «незнакомых» фигур - особая практика для расстановщика, в которой, на мой взгляд, надо аккуратно тренироваться. Я ставлю пустую, насколько могу, фигуру и прошу прийти туда энергию из поля клиентки. Я не ставлю свои идеи о дизайне или свои ей пожелания (самая частая ошибка начинающих работать с такими ресурсами). Я жду, что придет. Я готова к тому, что придет нечто неизвестное и даже тяжелое. Например, однажды «писательский талант» пришел пустой глумливой фигурой, и мы стали смотреть на то, где и как клиентка утратила контакт с ним, почему он не приходит, и был ли он вообще или это было о мечте?

Нередко фигуры талантов и свойств быстро теряют роль и показывают еще одну динамику. Что ж, мы работаем с этой динамикой, а к ресурсам вернемся позднее...

Когда такие фигуры удаются, я всегда очень радуюсь - настолько сильные и красивые состояния они с собой обычно несут. Мой «бонус» здесь - знакомство с неизвестными мне талантами...

Этот «бонус» через некоторое время поможет мне разыскать в поле незнакомые фигуры для моих  клиентов...

Для тех читателей, кто будет пробовать самостоятельно находить и ставить такие фигуры для своих клиентов, я еще раз перечислю самые сложные, на мой взгляд, аспекты этой практики:

Эта фигура не является «желаемым» для клиента и тем более для расстановщика. Верным признаком того, что вы поставили «мечту» или «желание» является быстрый переход фигуры в какую-либо исключенную историю. Если вы видите явно свою историю, вы поставили свое желание :) «Мечты» всегда служат лишь резонаторами к отвергнутому.

Эта фигура не может быть поставлена «по наименованию». Т.е. нельзя просто сказать слова, например «способность ждать» или «способность рисовать» (особенно, если лично вы не знаете, что это такое).  Эта фигура должна быть выставлена пустой, а слова, если и говорятся, то точно повторяют термины клиента. Это делается для того, чтобы он через совпадение слов получил ваше согласие «наполнить» фигуру. Расстановщик ждет и, более того, он просит поле наполнить эту фигуру из мира клиента.

С хорошо созданной фигурой у клиента обязательно есть контакт. Ведь она принадлежит его миру, даже если он ее «немного забыл». Вспоминание своего ресурса дает очень много сил, это яркая энергия, а иной раз в ней чувствуется что-то совершенно божественное и волшебное...

Следующий вид ресурсов - «те, кто знают выход».

Это люди, которые, возможно, были в похожих ситуациях и знают, какой путь ведет от боли к целостности. В моей картине мира этот путь всегда есть. Если для вашей картины мира это не так, вы можете взять другое определение для «тех, кто знает выход».

Прежде всего, я обращаюсь к семейной системе клиента, чтобы найти там таких людей или такого человека. Если опыт клиента - не первый в его семье, то те, кто были раньше, тоже искали выход. Их сила или их смирение, т.е. все, что они обрели на этом пути, есть в доступе из поля. Это есть в доступе от всех людей, кто так или иначе был затронут похожими процессами. И сверх того - даже те, кто не был затронут, могут иметь ресурс для клиента именно в силу своей невовлеченности.

В психотерапии нередко обсуждается с клиентом, кто мог бы ему помочь и какие качества его предков могли бы быть полезными. Я хочу подчеркнуть, что в расстановках мы работаем иначе. Мы не уделяем времени обсуждению. Я напомню, что в то время, когда мы ищем ресурс, расстановка уже идет, обычно уже довольно долго, и ресурс нужен именно потому, что она остановилась в своем движении. Разговоры могут рассеять даже ту небольшую энергию, что еще есть.

Точнее всего происходящее в такой расстановкой можно назвать молитвой. Это нерелигиозная молитва как обращение к роду клиента и просьба показать и проявить те силы, которые могут ему помочь. Как со стороны тех, кто «прошел через такое же», так и со стороны тех, кто не был вовлечен и у кого «просто» есть дар, послание для клиента.

Иногда такая работа делается в виде расстановки-ритуала, в котором мужчины и женщины (заместители) из семьи клиента встают полукругом и передают энергию своих посланий и даров. Такая энергия ощущается как волна или поток. Хорошо поставленные фигуры наполняют пространство силой, но не сносят (как иногда бывает в работе с талантами).

Если в этот момент клиент узнает кого-то в кругу и его послание, эту фигуру можно назвать. Если названий нет, это совершенно нормально. В этой работе нам нужна энергия, а не знание.

Конечно, эти фигуры тоже ставятся как пустые, и их тоже нельзя поставить по наименованию. Они наполняются сами через наше обращение к полю клиента. И это тоже не «пожелание», а энергия, приходящая из поля, какой бы она ни была.

Кстати, эту работу можно очень хорошо сделать и без заместителей, в индивидуальной расстановке с клиентами. Я обычно беру не пластиковые фигурки, а камни, и они хорошо удерживают энергию, приходящую из рода клиента.

Для тех, кто хорошо знает историю классических расстановок, я напомню, что одно время была популярна такая фигура, как «хорошая женщина из твоего рода». Ее ставили в случае проблем «по женской части». Расстановщики, которые пытались повторять эту фигуру, подсмотрев ее у немецких учителей, нередко сталкивались с тем, что «хорошая женщина», поставленная как ресурс, быстро опускалась на пол и даже оттягивала на себя всю энергию расстановки. Некоторые даже стали комментировать это так, что «в российских семьях женщин с хорошей судьбой просто нет».

Конечно, это не так, а «неудачи» с постановкой такой фигуры связаны с состоянием, из которой расстановщик ее ставит. Состояние (я нарочно утрирую) можно описать примерно так «сейчас я сюда поставлю что-нибудь такое, чтобы мне не смотреть, какой ужас тут происходит», ну а у начинающих расстановщиков еще звучит «и я не облажаюсь, и сработаю так же круто, как мой немецкий учитель».  Конечно, из такой позиции («лишь бы не смотреть» и «круто сработать») расстановщик моментально попадает в свое исключенное состояние. Не важно, какие слова при этом говорит расстановщик, поле слышит не слова, а настрой, и вот оно: «хорошая женщина» лежит на полу.

Внутренняя пустота, покой и открытость помогут полю ответить на ваше ясное обращение-просьбу проявить ресурс, который поможет клиенту.

В родовом ресурсе можно найти также и общую, объединенную фигуру. Ее принято называть Сила Рода, но я не очень привязана к этому названию. Приходящая энергия явно больше, чем слово «сила».  Там Правда, и аспекты «слабости» там тоже есть.

Эту фигуру, конечно, тоже нельзя поставить «по наименованию». Точнее, можно, но она получается довольно «плоской». Все ранее сделанные комментарии про срыв этой фигуры в «желание» и тем более в «страх смотреть» в отношении этой фигуры более чем справедливы.

Я обычно показываю эту фигуру через групповое упражнение-ритуал. Я беру пачку листов и сначала некоторое время настраиваюсь на группу, пока не почувствую каждого участника отдельно и группу как целое. Я обращаюсь к общему полю помочь мне для нашего обучения этой работе.

Я кладу один лист как «я» (т.е. как каждый участник группы), за ним я кладу два листа как «его» родители, далее два листа за каждым родителем как его родители и далее, сколько хватит пространства комнаты. Последний ряд я просто выкладываю много листов в ряд, как «предки». За последним рядом должно остаться место. Я не придерживаюсь цели поставить четыре поколения или семь поколений.

Все это я делаю очень медленно, постоянно сохраняя контакт с группой и осознавая, как мне приходит ответ из поля. Если эта «раскладка» сделана верно (т.е. ответ из поля есть), к моменту окончания разметки в комнате уже присутствует сильная энергия. Никто в группе не отвлекается, есть хорошая «укорененность» и присутствие.

После этого медленно, по очереди (желающий участник подает мне знак, и я разрешаю ему двигаться кивком головы) участники становятся сначала на первый лист и ощущают «клин» своего рода, стоящий у них за спиной. Затем участник идет назад, за последний ряд и там обнаруживает энергию своего рода.

Одновременно на поле могут присутствовать несколько человек (не мешая друг другу) и можно заметить, что «сила рода» у каждого, конечно же, своя.

Человек, который почувствовал эту энергию, может потом самостоятельно обращаться к ней. Она не теряет свой ресурс (ну конечно!) и не требует повтора такого ритуала для обращения к ней. Кстати, контакт с этой фигурой может хорошо помочь тем, кто все-таки делает расстановки для самого себя с помощью фигурок или якорей. Об ограничениях этой работы я уже говорила выше, но она все же отчасти возможна, и в основном за счет способности расстановщика и клиента в одном лице обращаться к большим ресурсам. Я даю это упражнение на своем семинаре «Расстановки для себя: конструктивные идеи».

Если кто-то из читателей будет делать эту разметку для своих клиентов, пожалуйста, будьте осторожны. Могут подняться очень сильные энергии. Если они превышают вашу «проводимость», становится трудно дышать, шумит в ушах, развиваются прочие симптомы перегрузки и срабатывает «предохранитель», который в самом неудачном случае может привести и к потере сознания. Если вы никогда не делали такую практику, то сначала сделайте ее для одного человека без группы, потом в маленькой группе, потом уже в большой.

Выполнение этого упражнение для самого себя в одиночку, по-моему, опасности не представляет, но и создать сильную ресурсную фигуру не удается. Все-таки в этом упражнении расстановщик остается как тот, кто обращается к полю и просит дать фигурам наполнение.

Тем самым мы уже перешли к следующему виду ресурсов - универсальные энергии семейных систем.

Помимо «Силы Рода» я еще показываю участникам своих семинаров энергию сексуальности, имея в виду не «половое влечение» как таковое, а «то, что движет жизнью». Эту энергию можно найти, поставив клиента, его маму и папу и «послушав», что находится внутри этого треугольника.

Как и в предыдущем случае, эта разметка делается в медитативном состоянии-молитве, обращении к полю показать нам эту силу для нашего обучения и для жизни.

Конечно, в сложнейших и непознаваемых энергиях жизни, которые создают и продолжают семейные системы, можно найти еще много потоков, которые станут ресурсом нашим клиентам.

Иногда я ставлю «то, что подходит для этого клиента», не разделяя «это» на принадлежность разным людям. Иногда я прошу особых женских энергий или даже особых женских состояний, которые подходят к истории клиентки. Например, та сила, которая ведет и завершает роды. Иногда я прошу мужских энергий, если это соответствует истории клиента. Например, контакт с агрессией (в мужской ипостаси этого проявления).

Я хочу подчеркнуть, что я здесь не обращаюсь ни к архетипам, ни к символам, ни к «богам». Такое обращение, конечно, тоже возможно, и многие коллеги работают, призывая высокие архетипические энергии. Как и все универсальные состояния, однако, они «заставляют» подчиняться. Т.е. получить доступ к «богам» можно, только признавая их. Родовые энергии, «добытые» тем способом, которые я описала, доступны бесплатно и всегда. Мы можем верить или не верить в то, что есть «женская энергия, ведущая роды», но когда наступают роды, она начинает действовать. Найти ее и «позвать» из поля мы можем в любой момент. И это не «славянское божество».

На этом мы оставляем ресурсы семейной системы и отправляемся за ее пределы, к внесистемным ресурсам.

Прежде всего, это ресурсы социальных систем. «Те, кто знает выход» не обязательно должны принадлежать к семейной системе человека. Они могут быть «вокруг». Среди мужчин, женщин, в прошлом, в настоящем и даже прямо сейчас, здесь, в этой группе.  Для поля нет преград - живы эти люди или уже нет, близко они или далеко, их можно попросить прийти в расстановку как ресурс.

Когда я использую такие ресурсы, иногда я чуть-чуть конкретизирую то, что я прошу. Например, для одной из клиенток, подвергшейся насилию в детстве со стороны отца, я поставила три фигуры. Одна фигура обращалась к тем женщинам, которые затем окрепли, нашли силы осуждать, бороться, возможно даже подать в суд. Другая фигура обращалась к тем женщинам, которые могут дать круг защиты, покой и безопасности. И третья фигура была свободной для «чего-то еще». В нее потом пришло обращение, очевидно, к тем мужчинам, которые могут быть безопасными, быть добрыми партнерами рядом.  Для меня, конечно, был хороший урок, что сама я такую фигуру «не предполагала». Работая с неназванными ресурсами, я регулярно получаю такую «супервизию» от поля.

В своей семье клиентка не получила поддержки и очень резко ответила на мой вопрос «кто помогал тебе тогда». Я не стала «преодолевать сопротивление», но дала себе и ей время впитать боль тогдашнего одиночества. И только к концу расстановки я очень бережно поставила фигуру, которую я мысленно называю «ручеек любви». Даже самые жесткие, отвергающие родители и родственники пропускают сквозь себя очень тонкий ручеек любви и заботы. «Просто» она у них такая, сквозь крик и даже насилие. Это не отрицание и тем более не «оправдание» их поступков, это шанс почувствовать, что для человека есть место в его роду и через это место всегда проходит любовь, как бы мы ни были «изуродованы» жизнью и ее ранами.

Эта работа с ресурсами, конечно, не является заменой «обычной» расстановочной работы с семейными динамиками и личными травмами. Иногда ресурсы нужны в момент «замирания» расстановки, как я описывала выше. Но иногда расстановка даже не может начаться, настолько мало сил. Тогда мы начинаем прямо с ресурсной работы (как и было в примере выше). И затем прикасаемся к семейной динамике в этой расстановке или, чаще, намного позднее. Обычно клиент так радуется возможности некоторое время побыть сильнее, распрямиться и отдышаться, что тут же «потратить» эту энергию на семейную расстановку не представляется адекватным. Несколько раз в таких случаях я делала затем семейную расстановку дистанционно, т.е. по запросу клиента, который не присутствовал на группе физически. В таких расстановках была хорошая динамика, которая разворачивалась и завершалась довольно легко (т.е. больше никаких ресурсов там не требовалось, это было естественное движение системы). Клиенты потом рассказывали, что «что-то с плеч свалилось», а в семьях определенно стали налаживаться связи. Так что при всей необычности, возможно, такого способа работы я нахожу его удачным в определенных случаях.

Работая с ресурсами социальных систем я иногда обращаюсь прямо к группе. Особенно это актуально, если требуется ресурс закрытых (точнее, малодоступных для меня) систем. Обычно это религиозные или национальные системы. Однажды в расстановке явно требовалась фигура, которая совершит обряд погребения по корейскому обычаю. Я не знаю корейских обычаев. Но я видела, что в группе «случайно» есть еще одна кореянка. Я попросила ее встать и быть «тем, кто сможет хорошо похоронить этого человека». И хотя она тоже не знала всего обычая, она была гораздо в большем контакте с этим ресурсом, чем я, русская женщина, выросшая в православной и советской культуре... Интересно, что после той расстановки ко мне стало обращаться гораздо больше корейских клиентов. И я специально выясняла, что это не результат «сарафанного радио» - большинство клиентов сами нашли мой сайт или «почему-то» выбрали меня в списках расстановщиков.

Однажды на группе я делала расстановку, в которой речь шла о том, что новорожденный ребенок выжил только благодаря тому, что одна нянечка в роддоме не смыкала глаз, выхаживая его, хотя врач сказал ей «не обращать внимания». Я спросила, кто в группе может быть этой нянечкой и одна пожилая женщина встала и сказала «я 40 лет проработала в роддоме». Она была в этой роли, конечно, как представитель своей профессии и как сама лично, и только отчасти как «та» нянечка.  Это не нарушает правды расстановки. За ребенка кто-то бился и то, как показывала это женщина, которая, очевидно, билась так сотни раз, спасла многих и потеряла многих, создавало именно ту правду, которая достигла сердца клиента. После этой расстановки я изменила свое мнение о «нейтральности» заместителей. Внутренняя правда для меня стала выше нейтральности. Тем более, что полной нейтральности все равно не существует...

Перейдем теперь к следующему виду ресурсов - архетипические энергии, к которым я отношу ресурсы символических и духовных систем. Здесь я должна оговориться, что не обладаю должной квалификацией в работе с этими ресурсами и даже, видимо, не смогу дать глубокое описание этой работы. Сама я их почти не использую, разве что в случаях, когда клиент сам просит их ввести и сам ставит.

К этому виду ресурсов относятся, например, энергии рунических алфавитов и арканов таро, каббалистических сфирот, архетипов из различных аналитических систем (такие как Воин, Мать, Любовница, Маг и др.), а также боги/сущности/ипостаси/воплощения из религиозных и духовных систем. Приходилось встречать в расстановках и древние орнаменты/мандалы, воплощающие определенные силы, и героев мифологических сюжетов, и «обереги» и «талисманы» и многое другое.

Мне встречались разные мнения о работе с такими ресурсами. От «как вы смеете играться с такими силами» до «а почему я не могу поставить Деву Марию, если я каждое утро и каждый вечер общаюсь с Ней в своих молитвах».  Я оставляю читателям самостоятельно решить со своими клиентами, насколько приемлемо для всех будет обращение в расстановках к таким энергиям.

Я дам только несколько комментариев по безопасности и технологии работы, насколько я ее понимаю. Прежде всего, это действительно сильные энергии. Они «по определению» не могут быть вмещены человеком, т.е. заместитель может проявлять эти силы только очень-очень ограниченно.

Встречаясь с этими сильными энергетическими потоками заместитель может испугаться, смутиться (некоторые ресурсы содержат весьма ощутимую сексуальную составляющую) , «просто» испытать перегруженность. Как реакция на это возможны смех, циничные комментарии, утрированные преувеличенные движения и другие действия, направленные на сброс энергии. Здесь заместителю нужно помочь, как для его собственной безопасности, так и для успеха расстановки. Если заместитель высмеивает поставленную фигуру, она уже не ресурс.

Даже если я совершенно не понимаю, о чем идет речь, не имею никакого доступа к сути представленного ресурса, я как расстановщик могу опираться на свое «служебное положение». Какие бы силы к нам ни приходили, они приходят в расстановку, которую веду я (при всей ограниченности глагола «веду»). Клиент выбрал меня как своего расстановщика, я согласилась им быть, и у меня есть полномочия.

Исходя из этих полномочий я прошу фигуру уменьшить проявленную энергию до зоны комфорта заместителей и группы. Я спрашиваю заместителя, готов ли он продолжать. Если нет, то мы можем его заменить, и в таких случаях я всегда спрашиваю, кто сам хотел бы войти в расстановку. Довольно часто в группе оказывается человек, который с «такими вещами» уже знаком.

Однажды в расстановке в роли оказался красивый восточный шарф. Этот шарф принадлежал клиентке, и в него спонтанно завернулась заместительница одной из женщин ее семьи. Внезапно стало понятно, что в нем есть отдельная роль, и с согласия клиентки я выставила отдельной заместительницей ресурс, содержащийся в этом шарфе. Мне показалось, что ресурс в его орнаменте, но на тот момент я не была в этом уверена. Заместительница «шарфа» проявила очень сильную сексуальную энергию женской власти и еще что-то, что мне показалось женской агрессией (конечно же, эти состояние неописуемы словами). Позднее я поняла, что речь идет об обряде инициации девочек, принятом в некоторых культурах. На орнаменте, собственно, был вышит женский половой орган в метафоре цветка. Агрессия (или то, что я за нее принимала) быстро снизилась, и пришла спокойная и сильная женская энергия, которая прямо «на глазах» стала затягивать раны клиентки, с которыми она и обратилась в расстановку. Это было гораздо более гармонично и красиво, чем могла бы сделать я сама, предлагая заместителям стандартные расстановочные фразы (и нестандартные тоже).

Из этой расстановки я поняла, насколько же культурно-обусловлены «разрешающие фразы» Хеллингера, насколько они могут быть неуместны в других культурах и других религиях. Мы все время должны помнить, в какое время, в какой стране и в какой культуре был предложен метод семейных расстановок по Хеллингеру. В других странах, временах и культурах разрешение может быть принципиально другим.

Позднее, кстати, клиентка стала серьезно изучать историю своей семьи, послала запросы на родину, и получила информацию, в частности, о том, что одна женщина была известной вышивальщицей и делала покрывала на свадьбы и другие большие праздники...

И последняя группа ресурсов, о которых я буду говорить в этой статье - это ресурсы природы. Здесь я провожу принципиальное различие: я не имею в виду, например, архетип «матушки-земли», я имею в виду саму землю (грунт и все его свойства, и все прочее, что есть в земле). Я также не имею в виду, например, «свойства камней» согласно какой-либо эзотерической системе, я имею в виду просто камень.  Архетип «матушки-земли» или свойства камней или, например, «мудрость змеи» относятся к вышеописанной группе ресурсов - ресурсам духовных систем или архетипам.  Я же говорю непосредственно о ресурсах природы.

Вот один из самых ярких примеров работы с таким ресурсом. В одной из расстановок была проявлена история из советского прошлого, когда заключенные работали на «стройках коммунизма».  Они гибли от холода, голода и непомерного труда. Зимой их тела сбрасывали в овраг, и они оставались не похороненными.

Ни у клиента ни у группы не было ресурса смотреть на происходящее «с открытыми глазами».  Не было этого ресурса и в семье клиента. А связь с духовными системами была утрачена многими советскими людьми - и участниками той расстановки тоже. «Случайно», как это часто бывает в расстановках, одна участница задела рукой пачку офисной бумаги, «случайно» оставшейся на подоконнике. Листы разлетелись, и пришел образ: снег, который чистым белым покрывалом закрывает тела и лица погибших.  Я и несколько заместителей медленно положили листы на то место, где были люди. Тяжелая энергия быстро прояснилась и пришла тихая печаль. Та незавершенность, которая оставалась, ощущалась как нечто очень честное для нас на сегодня.

Здесь мог бы возникнуть вопрос, почему бы не работать с этой историей обычным расстановочным способом. Например, поклоном или каким-либо ритуалом. Возможно, это лично мои ограничения, но я не чувствую себя вправе кланяться, когда встречаюсь с такими историями.  Я могу преклоняться перед чем-то, что я хотя бы в небольшой степени могу понимать и вмещать, но в таких историях это будет «отвергающий поклон».  Поклон в историях Великой Отечественной Войны уже уместен, ведь несколько поколений после войны кланялись солдатам, и первые поколения знали, перед чем они склоняются. Последующие уже знают меньше, но раны войны постепенно затягиваются. Истории же советского прошлого еще не переработаны. Они не были переработаны поколениями, которые в них непосредственно участвовали, и мы не знаем, будут ли эти истории ясно открыты в будущем, но сейчас этого не произошло. Мы кланялись бы тому, на что не можем смотреть. Мне сегодня кажется честным это обозначить, и отдать те истории на «волю» больших ресурсов, чем есть пока у нас.

Работа с природными ресурсами в расстановках не является «шаманской практикой». Мы не обращаемся к «духам снега», мы ставим снег как энергию природы, и для нас он несет определенные перемены (могу предположить, что и для участников тех событий это тоже было так).  Некоторые коллеги соединяют расстановки и шаманскую практику, обращаясь к духам животных и растений, например.  Я этого не делаю, потому что принципы этой работы совершенно разные и соединить их «без швов», по-моему, невозможно. Кроме того, на такую работу надо получать отдельное разрешение клиента, т.к. это может противоречить его мировоззрению. В расстановках мы предоставляем себя под заместительское восприятие и резонансы с прошлым. Шаман же «вступает в переговоры» с духами и просит их о прямом действии (согласие может быть получено или нет, и у «результата» может быть цена).

Еще одна яркая расстановка, где проявились ресурсы природы. Это было растение, которое своей жизненной силой и цикличностью «вело за собой» находящуюся в тяжелом горе клиентку.  Крепкое зеленое растение с толстыми листьями и яркими цветами «заставляло» клиентку вставать, делать домашние дела и затем выйти из дома. По возвращении оно ее встречало.

Я поставила это растение как отдельного заместителя, и стало понятно, что речь идет не просто о ярком образе, а о «чужой», т.е. нечеловеческой энергии. Эта энергия не понимает (наверное) человеческого горя, и может удерживать жизненные силы в находящемся рядом человеке. Мы, очевидно, еще очень мало знаем о наших связях с зеленым миром...

***

И в заключение я хотела бы дать комментарий в отношении смысла и философии применения ресурсных энергий в расстановках. Я поняла, что этот комментарий важен и необходим, когда проводила один из своих вебинаров по расстановочным технологиям.

Целью работы с ресурсами (и расстановочной работы вообще) не является «помощь предкам»! Когда мы ставим ресурс (или предпринимаем любое  другое расстановочное действие, направленное на интеграцию прошлого опыта), мы помогаем не «предкам», мы помогаем расстановке.

В расстановке мы встречаемся с прошлым опытом и в некоторых случаях этот опыт невозможно пройти только силами заместителей. Тогда мы помогаем заблокированным чувствам проходить через восприятие заместителей и группы, вводя дополнительные ресурсные фигуры.

Обратите внимание, что эти фигуры всегда повышают уровень системы, рассматриваемой в расстановке. Например, вместо клиентки и ее «провального проекта» (пример приведен выше) в расстановку вводится еще и «талант дизайнера». Эта фигура - внешняя по отношению к «проблемам с проектом». Расширение системы дает возможность разделить энергию на несколько потоков и она проходит, теперь уже через большее количество заместителей и в других направлениях.

При всей сакральности процесса обращения к ресурсам (я не зря сравниваю это с молитвой) технологическую сторону этот процесс тоже имеет. Я сравниваю его с мелиорацией или созданием системы «оросительных каналов». Если где-то ручеек слишком скудный, можно расширить русло и затем прорыть канал к большой реке. Даже к морю или океану, а большая вода «сама» всегда имеет связь с небом...

Идея «помогать мертвым», столь популярная у начинающих расстановщиков, несет в себе очень много мании величия, на мой взгляд. Кого мы спасаем, спасая мертвых? Нет ли в этом личной динамики? Я предлагаю исследовать этот вопрос на личной супервизии.

Мы не знаем, как влияют наши работы на мертвых, и влияют ли вообще. У нас есть шанс помогать нашим клиентам менять их жизнь - это более чем достаточно на тот небольшой период, пока мы здесь и работаем.

***

На этом я завершаю свой обзор расстановочных ресурсов, в некоторых местах, впрочем, далеко выходящих за рамки расстановок «по Хеллингеру». Интересно, что некоторые из этих ресурсов я нечаянно нашла «сама» в расстановках для своих клиентов, а некоторые ресурсы подсмотрела у коллег (которые, очевидно, нашли их в своих расстановках). Расстановки, очевидно, спонтанно развиваются в контакте с Полем. Учителя и проводники уже нужны не всегда и, может быть, в расстановках приходит время обмена опытом.  Я надеюсь, мой опыт был полезен практикующим коллегам и интересен всем, кто изучает метод. Как обычно, я буду рада получить отклики и дополнения.

Елена Веселаго, 2013



[1] Об отличиях расстановок и шаманской практики см. мою статью «Расстановки и шаманская практика».


Использование материалов данного сайта разрешается только в некоммерческих целях, с обязательным указанием авторов, редакторов, переводчиков и активной ссылкой на www.constellations.ru. Подробнее о правилах использования материалов сайта>>


 

Обновлено (06.12.2013 13:33)

 
Новости

kv_obr_prog_02

kv_obr_veb

kv_obr_fig_01

bookoblВЫШЛА ИЗ ПЕЧАТИ книга Елены Веселаго "Современные системные расстановки: история, философия, технология".

journal_cover2small

ВЫШЕЛ ИЗ ПЕЧАТИ второй номер русскоязычного журнала "Системные расстановки". В номер вошла статья Елены Веселаго "Деньги-здесь и сейчас".

oblogka-small

Вышел из печати первый номер русскоязычного журнала "Системные расстановки". В номер вошла статья Елены Веселаго "Кто может поставить Судьбу".

 

knowing field 01-2012 5050Опубликована статья Елены Веселаго в международном расстановочном журнале The Knowing Field. Это первая статья р...

Логотип ОППЛОпубликована полностью статья Елены Веселаго в журнале "Психотерапия". Это первая статья о расстановках в профессиональной прессе на русском языке.